Свежие новости
Статистика

 В те дальние-дальние годы, когда только что отгремела по всей стране война.
В ту пору далеко прогнала Красная Армия белые войска проклятых буржуинов, и тихо стало на тех широких полях, на зеленых лугах, где рожь росла, где гречиха цвела, где среди густых садов да вишневых кустов стояли деревеньки, Раково, Горки, Кутузово, в которых жили мужики, бабы да мальчиши.

Мужики работают – сено косят, бабы работают – сено возят. Да и мальчиши помогают или просто прыгают да балуются.
Гоп!.. Гоп!.. Хорошо! Не визжат пули, не грохают снаряды, не горят деревни. Не надо от пуль на пол ложиться, не надо от снарядов в погреба прятаться, не надо от пожаров в лес бежать. Нечего буржуинов бояться. Некому в пояс кланяться. Живи да работай – хорошая жизнь!
Вот однажды – дело к вечеру. Смотрят селяне – небо ясное, ветер теплый, солнце к ночи за макушки елей садится. И все бы хорошо, да что-то нехорошо.
Слышится, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится, будто пахнет ветер не цветами с садов, не медом с лугов, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов.


Подумали, что это дальние грозы гремят. Что пастухи дымят кострами за Истрой-рекой, стада пасут да ужин варят. Легли спать. Но не спится им – ну никак не засыпается.
Вдруг слышат, на улице топот, в окна – стук. Глянули и видят: стоит всадник. Конь – вороной, сабля – светлая, папаха – серая, а звезда – красная.
– Эй, вставайте! – крикнул всадник. Великие перемены грядут! ЦК ВКП(б) и СНК СССР поручили НКВД наряду со строительством канала Москва-Волга построить водохранилище на реке Истре… Будем Истру-реку плотиной перекрывать, а на месте деревень водохранилище разольется. А деревни переносить будем.
Затрубили трубачи во все трубы сигнальные. Забили барабанщики во все громкие барабаны. Развернули строительство плотины. И за 18 месяцев работы гидротехнический узел закончен и сдан в срок технической приемной комиссии МК ВКП(б) и Моссовета. Перенесли деревни, которые на западный берег, а которые на восточный.
Да вот беда, те деревни, что на восточном берегу, остались без подъездных дорог. Был брод, да позднее – мост деревянный ниже водосброса. Только, то ли от старости, то ли еще по какой причине, развалился он. А через плотину проход и проезд запрещен строго-настрого. Часовые стоят, ВОХР в телогрейках с трехлинейками, да штыки пристегнуты.
Так, год за годом, минуло с той поры без малого 75 лет. Отгремела Великая Отечественная, канули в лету ЦК ВКПб, НКВД и СССР. Менялись времена, менялись правительства, и только одиноко стоит и поныне на восточном берегу Истринского водохранилища деревня Новораково.
Сменил свои порядки и гидроузел, сжалился над новораковцами, разрешил им Мальчиш-Кибальчиш проезжать и проходить по гребню плотины. Разрешил да обмолвился, что не во всякое время, а только с шести утра и до одиннадцати вечера и только по пропускам. А коли выходной день иль праздники, контора не работает, то и пропускам не бывать, обойдетеся. Не стоят теперь на страже ВОХРовцы, охраняют теперь гидроузел милиционеры охраны вневедомственной. Строго-настрого выполняют инструкции Мальчишовые. Всюду камеры наблюдения, шлагбаумы да заборы с колючей проволокой.
Дааа … уж то-то шумели базары в этих щедрых краях … А теперь …
Протекает наша жизнь в Новораково неспешно, в девять вечера лучины зажигаем, да и спать ложимся. И не дай-то бог задержаться в городе по работе, скажем, или каких-никаких культурно-массовых мероприятиях.
Только один Мальчиш-Плохиш спать не ложится, почто зря лучины да свечи палит, книжки умные читает.
День проходит, два проходит. Выйдет Мальчиш-Плохиш на крыльцо после одиннадцати вечера. Залезет Мальчиш на крышу. Всю ночь с крыши не слезает. Все смотрит, как по плотине машины едут в запретный час. А днем смотрит, как весь берег машинами заставлен и все не наши не деревенские.
А Мальчиш-Кибальчиш сидит в кабинете, на высоком берегу у Истры-реки. Сидит на двух стульях, с витыми ножками. В окно смотрит, чаи распивает, сигары покуривает…

Едут машины – привет Мальчишу!
Проплывают лодки – привет Мальчишу!
А пройдут пионеры – салют Мальчишу!

Больно тогда Мальчишу-Плохишу стало. Выскочил он на улицу и громко-громко крикнул:
— Эй, вы, мальчиши, мальчиши-малыши! Или нам, мальчишам, только в палки играть да в скакалки скакать? Ведь по конституции все равны! Иль есть равнее?
Но не захотели идти мальчиши на подмогу. Но такой был хитрый этот Плохиш, что никому ничего не сказал, а подтянул штаны, схватил книжки умные и помчался к Мальчишу-Кибальчишу с вопросами.
Пришел и спрашивает:
– Нет ли, Мальчиш, какого секрета? – Нет ли у вас других законов, не таких как в России? – Нет ли у вас другой Конституции? – Нет ли, Мальчиш, тайного хода через гидроузел, по которому без пропуска да в неурочное время пускают?
В ответ, вдруг, как зажженные ящики, взорвался Мальчиш-Кибальчиш! И так грохнуло, будто бы тысячи громов в одном месте ударили и тысячи молний из одной тучи сверкнули.
– Измена! – крикнул Мальчиш-Кибальчиш.
– Измена! – крикнули все его верные мальчиши.
– Есть, – говорит он, – и могучий секрет. И не будет вам свободного проезда.
– Есть, – говорит, – и неисчислимая помощь, и сколько бы вы ни писали, ни жаловались, все равно не будет вам конституционных прав и свобод.
– Есть, – говорит, – и глубокие тайные ходы. Но сколько бы вы, ни искали, все равно не найдете. А и нашли бы, так не завалите, не заложите, не засыплете. А больше я вам, Плохишам, ничего не скажу, а самим вам, проклятым, и вовек не догадаться.

– Что это за страна? – воскликнул тогда удивленный Мальчиш Плохиш. – Что же это за такая непонятная страна, в которой даже такие малыши попирают конституцию и не уважают свой народ? Торопитесь же! Потому что слышу я, как трубят тревогу наши сигнальщики и машут
флагами наши махальщики. Видно, будет у нас сейчас не легкий бой, а тяжелая битва.

Оставить комментарий

Советуем почитать еще …